Самоидентификация послушного ребенка

Самоидентификация ребенка
Педагогический опыт позволяет  говорить о том, что самая нуждающаяся в нашем внимании часть детей – послушные дети. Но именно они, к сожалению, в большей степени ощущает его недостаток. Особенно теперь, когда общество утратило внешние критерии оценки и самоидентификации.

Не претендую на безукоризненность своих размышлений, составленных на основе собственных наблюдений. Но уверен, что имею право на них. Тем более, что они получили подтверждение на многочисленных родительских собраниях.

Библейская история о возвращении блудного сына очень точно характеризует как наши отношения с нашими "послушными детьми", так и их суть. У меня нет намерения интерпретировать эту Библейскую притчу. Но более емкого примера в рамках размышлений вряд ли удастся найти.

Робкий протест старшего сына, который находился рядом с отцом, возмущенного празднеством ради встречи блудного сына, находит со стороны отца спокойную аргументацию, которая приводится без всякого внутреннего смущения.

Наши послушные дети действительно рядом с нами не только пространственно: 
  • в понимании нашей аргументации в ответ на их любые претензии;
  • мы убеждены, что они нас поймут, а если не поймут, то обязаны понять;
  • они постоянно рядом настолько, что позволяют некоторое пренебрежительное отношение к себе. 
Да, они вырастают, женятся и выходят замуж, становятся хорошими родителями, ухаживают за престарелыми родителями, работают и занимаются бизнесом. Но бывают ли они счастливы? Да, если к этому их правильно подготовить с самого раннего детства. Потому что, это – особая категория послушных,  эмоционально очень "впитывающих" детей.

На миру и смерть красна


Всякий мало-мальски наблюдательный человек согласится с тем, что мы пребываем в период необъяснимого состояния растерянности человека. Данное состояние, вроде бы, социально и не проявляется. Мы ходим на работу, поступаем учиться, растим своих детей, делаем карьеру, строим бизнес и т.д. 

В голос об этом заговорили после крушения биполярности мира, когда рухнула социалистическая система. Массы радовались на руинах коммунистической идеологии, а элита научной, религиозной и общественной мысли проявила крайнюю обеспокоенность потерей человеком очень существенной смыслообразующей основы.

Западная мысль и до этого пестрила высказываниями о том, что человечество утратило "гормон счастья». А тут еще одна сокрушительная утрата. Как же здесь не забеспокоиться?

Что бы не говорили, социально-детерминированный смысл в ракурсе самоидентификации человека имеет громадное значение. Пропаганде поиска смысла посвятил свою жизнь удивительный человек и глубокий психолог Виктор Франкл. 

У него есть аргумент, сокрушающий любые возражения: только "воля к смыслу" позволила ему пережить годы концлагерей в период второй мировой войны. И, самой главное, позволила ему сохранить себя после этого личностью с оптимистическими и позитивными взглядами. 

Мало кто будет отрицать, что даже многие идеологические акты нашего детства имели отзвук в индивидуальной ментальности каждого из нас. Процедура приема в октябрята, в пионеры и вступления в комсомол, например, постепенно утратив идеологическую подоплеку, оставались в нашей жизни позитивными эмоциональными моментами и превращались в "кирпичи" ориентиров в жизни.

Экономические проблемы перестроечного периода не идут ни в какие сравнения с той душевной болью, которые испытывали многие люди в эти годы. Причиной этому было разрушение социальных основ самоидентификации человека в российском обществе. Один из ректоров университета публично высказал горькую правду того времени словами о том, что "... общественный статус владельца ларька заметно выше статуса ректора".

Крайняя растерянность взрослых, образованных, умных людей  свидетельствуют о том, насколько мы были зависимы от объективных, внешних показателей в определении "кто я такой?"

В качестве жизненного примера напрашивается рядовое, на первый взгляд, событие. В начале перестройки в одном из российских вузов коллективом был избран новый ректор. Был избран единогласно, и действительно соответствовал этой должности. Через некоторое время самая активная часть коллектива стала поговаривать об отсутствии стиля у этого руководителя. 

Их мнение настолько не соответствовало действительности, что заставило пристально присмотреться к происходящему. Истинная причина такой оценки оказалась в том, что активный "костяк" вуза, как минимум, перестал ощущать себя таковым. 

Руководитель никого не ругал в общественно-валидной манере и, соответственно, в этой же востребованной манере – не хвалил. И люди с учеными степенями растерялись в определении, "кто я – хороший или плохой, нет, вы мне скажите, я не могу сам это определить. Иначе вы - руководитель без стиля!"

Только теперь становится понятным, как легко жилось человеку без необходимости самоопределяться в вопросе «кто я». Общество делало это за нас. Оно идентифицировало каждого, лишая навыка самоидентификации. Только теперь мы понимаем, насколько сложно это делать самому. 

Невольно начинаешь понимать глубину смысла известного выражения "на миру и смерть красна".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваш комментарий будет опубликован после одобрения модератором.

Поделитесь с друзьями